Смогут ли «три закона робототехники» защитить нас?

10 241 просмотр
Об авторе

Роботы

Прошло 50 лет с тех пор, как Айзек Азимов придумал свои знаменитые три закона робототехники — набор правил, которым должен следовать любой уважающий себя робот. Хотя изначально это был всего-лишь литературный прием, три закона стали оригинальным рецептом по избежанию «роботокалипсиса». К счастью, есть эксперты, которые изучают наверняка, выдержали ли гарантии Азимова проверку временем. К несчастью, все они говорят: нет.

Для начала напомним эти самые три закона:

  1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
  2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
  3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

Позднее Азимов добавил четвертый, или нулевой, закон, который предшествовал остальным с точки зрения приоритета:

0. Робот не может причинить вреда человеку, если только он не докажет, что в конечном счёте это будет полезно для всего человечества.

Азимов

В фантастической вселенной Азимова этим законам должны были следовать почти все роботы. Это были не просто предложения или руководящие принципы — законы были встроены в программное обеспечение. Кроме того, эти правила нельзя обойти, переписать или пересмотреть.

Как показал сам Азимов, несовершенство, лазейки и неясности в этих законах зачастую приводили к странному и нелогичному поведению роботов. Законы были слишком расплывчатыми и зачастую не могли определить и отличить «людей» от «роботов». Кроме того, роботы могли неосознанно нарушать законы, если полная информация была им недоступна. Также чересчур хитроумный робот или искусственный интеллект должен был находиться под давлением, чтобы не перепрограммировать свое ядро.

На дворе 2014 год, и многое обыденное из нашей жизни фантастам прошлого века могло показаться откровенной фантастикой. Многие люди посчитали, что законы Азимова должны были остаться в качестве литературного приема. Но сам Азимов в 1981 году отметил, что его законы могли бы работать. В статье журнала Compute! он указал следующее:

«Когда кто-то спрашивает меня, что было бы, если бы три моих закона робототехники на самом деле использовались для определения поведения роботов, ответ уже готов. Разумеется, при условии, что роботы будут достаточно гибкими и универсальными, чтобы обладать разным поведением. Я отвечаю: да, три закона — это единственный вариант, по которому люди могут взаимодействовать с роботами — или с чем-нибудь еще.

Спустя почти тридцать лет мы приблизились к реальности, в которой у нас будут роботы — или, если точнее, искусственный интеллект, который ими управляет — достаточно гибкие и универсальные для разных курсов поведения. Остается лишь вопрос времени: когда машина превзойдет человека во всех отношениях, начиная физической силой и заканчивая силой воображения.

Пугает то, что права на ошибку практически нет. Если искусственный сверхинтеллект будет плохо запрограммирован или безразличен к людям, это приведет к катастрофе. Мы должны убедиться в безопасности искусственного интеллекта, если хотим пережить его появление».

Ответить на вопрос «могут ли три закона Азимова помочь?» взялись два теоретика искусственного интеллекта: Бен Герцель (Aidyia Holdings) и Луи Хельм, замдиректора Института исследований машинного интеллекта (MIRI), а также исполнительный редактор журнала Rockstar Research. После разговора с ними стало ясно, что законы Азимова вообще никак не могут справиться с возложенной на них задачей, и если нам нужно создать безопасный ИИ, придется разрабатывать нечто совершенно иное.

Азимовское будущее?

Роботы

Беседа с Герцелем и Хельмом началась с того, в чем Азимов не ошибся, предрекая будущее, а в чем ошибся.

«Думаю, что тип роботов, которых предвидел Азимов, станет возможным в недалеком будущем, — отвечает Герцель. — Тем не менее, в большинстве своих вымышленных миров, писатель предполагал, что человекоподобные роботы будут вершиной робототехники и инженерии искусственного интеллекта. Это вряд ли. Очень скоро, после достижения статуса азимовских роботов, станет доступным и создание искусственного сверхинтеллекта и сверхроботов».

Таким образом, типичный мир будущего в рассказах про роботов у Азимова, по мнению Герцеля, будет похож на тот, в котором мы живем сегодня, но с разумными роботами, гуляющими по улицам.

«Вряд ли это произойдет, а если и произойдет, то задержится ненадолго».

Для Хельма роботы представляются совершенно другими.

«Основным вопросом, который, на мой взгляд, будет самым важным для человечества, остается не моральное регулирование гигантского количества наполовину разумных гуманоидов, а в конечном итоге развитие передовых форм искусственного интеллекта (в любом теле). Это развитие сверхинтеллекта — фильтр, через который должно пройти человечество в конце концов. Именно поэтому разработка стратегии безопасности для этого перехода столь важна. Мне видится совершенно странным то, что роботы, андроиды или «эмуляции» будут существовать десять лет или чуть более до тех пор, пока человечество столкнется с настоящей проблемой разработки машинной этики для сверхинтеллекта».

Хорошее начало?

Роботы

Если принять во внимание, что три азимовских закона робототехники были первой искренней попыткой решить очень серьезную проблему — проблему безопасного поведения машин с искусственным сверхинтеллектом — стоит поискать и те моменты, в которых законы могут быть все еще эффективными (или хотя бы вдохновляющими).

«Честно говоря, я не нахожу никакого вдохновения в этих трех законах робототехники, — говорит Хельм. — Суть машинной этики в том, что они не удовлетворяют базису машинной этики. Возможно, три закона робототехники широко известны, но на самом деле использовать их в качестве основы для программирования бесполезно».

«По некоторым причинам система добропорядочной этики — так называемая деонтология — стала ненадежной основой для этики. Есть ряд философов, которые пытаются исправить проблемы деонтологии, но они по большей части остаются теми же людьми, что ищут «разумный замысел» и «божественное вмешательство». Никто не воспринимает их всерьез».

Недостатки трех законов робототехники Азимова сводятся к следующим:

  1. Состязательны по своей сути
  2. Основаны на изжившей себя этической теории (деонтологии)
  3. Не работают даже в фантастике

Герцель соглашается:

«Задачей трех законов было нарушить их интересным способом; вот почему рассказы с их участием особенно занимательны. Поэтому три закона могут остаться лишь нравоучительным примером того, как делать не надо. Если взять их за основу, в них неизбежно найдутся лазейки».

Герцель считает, что в реальности эти законы работать не будут, поскольку термины с их участием неоднозначны и остаются предметом толкования — а значит, крайне зависимы от тех, кто делает переводы.

Предубеждение против роботов?

Другой аспект (и потенциальный недостаток) трех законов в очевидном шовинизме —предположение о том, что роботы должны оставаться, несмотря на их превосходящую мощь, в подчинении у человека, человеческих потребностей и приоритетов.

«Общество будущего у Азимова состоит сплошь из шовинистов: у людей прав гораздо больше, чем у роботов. Три закона робототехники были созданы, чтобы поддерживать именно такой общественный порядок».

Роботы

Хельм смотрит на эту проблему немного по-другому, утверждая, что если мы окажемся в такой ситуации — это само по себе будет свидетельством того, что мы зашли слишком далеко.

«Я думаю, было бы неразумно проектировать систему искусственного интеллекта или робота с самосознанием. И в отличие от фильмов или книг, в которых создатели искусственного интеллекта «случайно» приходят к разумным машинам, я не верю, что в реальном жизни это может случиться. Для этого понадобится слишком много усилий и знаний. И большинство разработчиков ИИ — этически подкованные люди, поэтому они будут избегать создания того, что философы называют «морально значимыми существами». Особенно когда они с легкостью могут создать продвинутую машину, которая не будет обладать этическими задатками».

Хельм не обеспокоен необходимостью разработки асимметричных законов, регулирующих значимость роботов по сравнению с людьми, утверждая (и надеясь), что будущие создатели искусственного интеллекта будут опираться на некоторые этические ограничения.

«Я как бы думаю, что люди сделаны из атомов, поэтому в теории инженер может создать синтетическую форму жизни или робота с моральным значением. Я хотел бы думать, что никто этого не сделает. Думаю, большинство людей тоже. Но неизбежно появится некий дурак, жаждущий известности первопроходца, даже если это неэтично и глупо».

Три закона робототехники 2.0?

Учитывая очевидные недостаки трех законов робототехники Азимова, ресурс io9 задался вопросом: можно ли их исправить или внести доработки? На самом деле, многие писатели-фантасты многократно пытались сделать это, внося поправки в течение многих лет.

«Нет, — считает Хельм. — Нет никаких «патчей» для трех законов».

Помимо своей противоречивой природы, законы еще и состязательны по своей природе.

«Я сторонник подходов машинной этики, которая более кооперативна, более последовательна и опирается на нормативы, а значит может оправиться от недоразумений или исправить неправильное программирование».

Герцель эхом вторит утверждениям Хельма.

«Определение набора этических заповедей в качестве ядра машинной этики будет безнадежным, если в основе машины будет гибкий общий искусственный интеллект. Если он будет задуман как интуитивный, гибкий, адаптивный или этический — в этом контексте этические заповеди будут полезны для системы только как грубый ориентир для применения собственной этической интуиции. Но в этом случае заповеди не станут основой этической системы, а только лишь аспектом. Это можно рассмотреть на примере людей — этические принципы, которые мы изучаем, работают, но не в качестве руководящих принципов, они лишь подталкивают нашу интуицию и этические инстинкты. Мы практически независимы от этических принципов».

Как создать безопасный искусственный интеллект?

Учитывая неадекватность правового подхода, можно поинтересоваться у Герцеля и Хельма по поводу современных подходов к проблеме «безопасного ИИ».

«Очень немногие исследователи общего искусственного интеллекта полагают, что есть возможность создать систему, которая будет полностью безопасной, — говорит Герцель. — Но это не беспокоит большинство, поскольку в этой жизни вообще нельзя ничего гарантировать».

Герцель считает, что как только мы создадим систему общего искусственного интеллекта или ее зародыш, мы сможем провести исследования и эксперименты, которые расскажут нам об этике ИИ куда больше, чем мы знаем.

«Надеюсь, таким образом мы сможем сформулировать хорошие теории по этике искусственного интеллекта, которые позволят нам углубиться в эту тему. Но сейчас теоретизировать об этике ИИ довольно трудно, поскольку у нас нет не просто хороших теорий, у нас вообще никаких теорий нет».

«А людям, которые смотрели слишком много «терминаторов», процесс создания искусственного интеллекта может показаться пугающим, поскольку они упускают слово «примитивный» в этом контексте. Тем не менее, самые радикальные изменения случались именно таким образом».

«Когда группа умных пещерных людей изобрела язык, они не ждали разработки прочной формальной теории языка, которая могла бы помочь спрогнозировать будущие изменения, вызванные появлением языка в обществе».

Прежде чем считать разработку очередных «трех законов» технической проблемой, нужно провести массу исследований. И в этом Хельм и Герцель сходятся.

«Мой коллега из MIRI Люк Мюельхаузер подвел итоги наших рассуждений следующим образом. Он сказал, что проблемы часто переходят из области философии в математику, а затем в инженерию. Философия зачастую задается правильными вопросами, но самым непрактичным образом. Никто не может наверняка сказать, есть ли какой-либо прогресс в разрешении вопроса. Если мы сможем переформулировать важные философские проблемы, связанные с разумом, идентификацией и ценностью в точные формулы, с которыми сможет справиться математика, тогда можно будет построить кое-какую модель. В один прекрасный день дойдет и до инженерии».

Хельм считает эту проблему сложной для науки и философии, но прогресс возможен.

«Я скептически отношусь к тому, что философия сможет решить вопрос, над которым бьется более 3000 лет. Но мы тоже не можем взять и начать составлять математические модели вопросов, которых нет технически. Нужно еще много теоретических и даже практических наработок».

Смогут ли «три закона робототехники» защитить нас?

Приложение
Hi-News.ru

Новости высоких технологий в приложении для iOS и Android.

7 комментариев

  1. denn

    Кажеться в третьем есть изъян. Человек прикажет убить другого робота. По закону робототехники он должен беречь себя но не другого робота)) (отправлено из iOS приложения Hi-News.ru)

  2. llDyakll

    Очень интересная статья, спасибо! (отправлено из iOS приложения Hi-News.ru)

  3. RuslanFailovich

    А если робота запрограммировать, а в качестве исходного кода загрузить библию
    (отправлено из Android приложения Hi-News.ru)

  4. RuslanFailovich

    Ведь там же первое правило не ссортесь (отправлено из Android приложения Hi-News.ru)

Новый комментарий

Для отправки комментария вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.