Права роботов: когда разумную машину можно считать «личностью»?

В научной фантастике любят изображать роботов в виде автономных машин, способных принимать собственные решения и даже демонстрировать проявления личности. Тем не менее мы никак не избавимся от мысли, что роботы нам принадлежат как собственность и что у них нет прав, которые обычно имеются у людей. Но если машина может думать, принимать решения и действовать по собственной воле, если ей можно навредить или обязать нести ответственность за свои действия, должны ли мы перестать относиться к ней как к собственности и начать относиться к ней как к личности с правами?

Робот-хирург

Пока ответственность лежит на плечах производителя, это не особо сложные проблемы. Но если производителя нельзя будет определить с легкостью, например, в случае использования программного обеспечения с открытым исходным кодом? На кого подавать в суд, если создателей ПО — миллионы по всему миру?

Искусственный интеллект также начинает оправдывать свое название. Алан Тьюринг, отец современной вычислительной техники, предложил тест, пройдя который компьютер мог считать себя умным, если ему удастся одурачить, обмануть человека, выдать себя за живое существо. Машины уже близки к тому, чтобы пройти этот тест.

Список успехов роботов довольно длинный: компьютер пишет саундтреки к видео, неотличимые от написанных людьми, обходит «капчу», пишет прописью и обыгрывает лучших в мире покеристов.

В конечном итоге роботы могут сравняться с людьми по когнитивным способностям и даже быть чрезмерно человечными, например, если будут «чувствовать» боль. Если этот прогресс будет продолжаться, самосознательные роботы перестанут быть продуктом фантастики.

Доклад ЕС один из первых, посвященных этим вопросам, но другие страны тоже принимают активное участие. Юе-Сюань Вэн из Пекинского университета пишет, что Япония и Южная Корея считают, что мы будем сосуществовать с роботами к 2030 году. Японское Министерство экономики, торговли и промышленности создало серию руководств, адресованных вопросам бизнеса и безопасности касательно роботов следующего поколения.

Электронные лица

Если мы действительно решим давать роботам правовой статус, каким он будет? Если бы они вели себя как люди, мы могли бы относиться к ним как к правовым субъектам, а не объектам, либо разместить их где-то посередине. Субъекты имеют права и обязанности, и это дает им юридическую «личностность». Они не обязаны быть физическими лицами; корпорация таковым не является, но считается юрлицом. Юридические объекты, с другой стороны, не имеют прав и обязанностей, хотя могут иметь экономическую ценность.

Присуждение прав и обязанностей неодушевленному объекту или программе, независимой от создателей, может показаться… странным. Но мы уже наблюдаем, как корпорации создают фиктивные юрлица со своими правами и обязанностями.

Возможно, подход к роботам должен быть аналогичным? Если робот (или программа) достаточно сложный, чтобы удовлетворять определенным требованиям, ему можно дать статус корпорации. Это позволит ему зарабатывать деньги, платить налоги, иметь активы или подавать в суд, независимо от его создателей. Создатели робота будут подобно директорам корпораций.

Роботы будут рассматриваться в таком случае как юридические объекты, но в отличие от корпораций будут иметь физические тела. «Электронное лицо», таким образом, может быть сочетанием субъекта и объекта права.