Будущий конкурент SpaceX и Blue Origin строит ракету в гараже

03.06.2019, Илья Хель 22

Вдоль северно-восточного края Австралии Тихий океан граничит со сверкающим желтым песком. Эти нетронутые 56 километров береговой линии известны как Золотой берег, и каждый год их посещают более 13 миллионов человек. Там полно идеальных пляжей для открыток, а также тематических парков. В тридцати минутах езды к северу от него строят самую мощную гибридную ракету в стране. Согласитесь, не то место, где ее стоило бы искать.

И все же Gilmour Space Technologies — отважный стартап в новой космической гонке — поставил перед собой миссию отправить мощную гибридную ракету на последний рубеж, в космос.

Gilmour Space Technologies строит гибридную ракету

В одном из углов импровизированного ангара компании на роликах находится ракета длиной девять метров, имеющая форму пули и покрытая липкой пленкой.

Эта испытательная ракета стала кульминацией четырех лет исследований, одного испытательного запуска и пяти успешных наземных испытаний собственного инновационного ракетного двигателя компании. Команда назвала ее One Vision, в честь песни Queen, и ее первый полет, который первоначально планировался в апреле, но несколько раз откладывался, имеет одну цель: доставить Gilmour в космос.

В то время как миллиардеры-предприниматели вроде Илона Маска (SpaceX) и Джеффа Безоса (Blue Origin) раздвигают границы человеческих космических полетов и освоения космоса, легион небольших частных стартапов по всему миру разрабатывает свои собственные ракетные технологии для запуска более легких полезных грузов на орбиту. Эта новая эпоха частного освоения космоса, получившая название «Новый космос», привела к тому, что спутники превратились из громоздких бегемотов размером с автобус в коробочки с микросхемами и солнечными батареями размером с тостер.

И это дает отважным частным космическим стартапам вроде Gilmour возможность попасть в космос.

«В мире существует множество компаний, работающих над созвездиями небольших спутников, и мы хотим выводить их в космос», объясняет Адам Гилмор, прямолинейный банкир, который стал CEO частной космической компании.

Гилмор хочет занять свою нишу в быстро развивающейся отрасли, которая затрагивает почти все аспекты нашей жизни. Это огромная задача для бывшего банкира и нескольких инженеров, работающих в стране, у которой до 2018 года даже не было космического агентства. Первый запуск One Vision обозначит будущее компании, но неудача может стать дорогостоящим ударом для высоких амбиций компании.

SpaceX обрисовала план по доставке людей на Луну в общих чертах, но новая космическая гонка ориентирована на цели, которые гораздо ближе к дому.

Прошло 50 лет с тех пор, как люди впервые приземлились на Луну, и такие компании, как SpaceX, Virgin Galactic и Blue Origin обрисовали в общих чертах способы вывести людей с нашей планеты, чтобы совершить путешествие сквозь верхние слои атмосферы и отправиться дальше в космос. NASA исследует самые отдаленные миры, которые мы когда-либо видели, и надеется поместить людей на Марс; Европейское космическое агентство готовит телескоп следующего поколения, чтобы охотиться на экзопланеты; Китай посадит на Луну два лунохода в течение одного года.

Новая космическая гонка начинается и без участия крупных игроков. Небольшие частные стартапы пытаются колонизировать космос с помощью миниатюрных спутников — кубсатов (CubeSat) — для обеспечения всего, что только можно, от телекоммуникационной поддержки до биологических исследований. Они снизили стоимость спутников и частный сектор принял это, что привело к росту бизнеса.

«Он растет, потому что все это становится доступным», говорит Рассел Бойс, глава кафедры космической техники в Университете Нового Южного Уэльса в Канберре. «В некоторых частях света есть школы, у которых собственные спутники на орбите».

Кубсаты спроектированы так, чтобы весить менее 1,4 кг, что делает их более дешевыми в производстве и достаточно небольшими для размещения в отсеке полезных грузов небольших и недорогих ракет, а не огромных — разработанных SpaceX или Arianespace. К примеру, можно развернуть более 22 700 кг полезной нагрузки на низкой околоземной орбите с помощью SpaceX Falcon 9, но это будет стоить 62 миллиона долларов — и вы не сможете выбрать собственную орбиту или время вылета.

Вот здесь пригодится Gilmour Space Technologies.

Gilmour Space Technologies планирует предлагать запуски небольших спутников по цене менее 40 000 долларов за килограмм. Они могут выводить на орбиту недорогие, небольшие спутники дешево — и с большей частотой. В этой новой космической гонке, где компании планируют запускать созвездия из сотен спутников в космос, у Gilmour Space Technologies будет большая возможность заработать. Она могла бы стать как Uber для космоса, позволяя компаниям заказывать поездки на орбиту.

Построить ракету невероятно сложно. Десятки компаний, занимающихся космическими полетами, находятся в стадии разработки, демонстрируя многообещающие запатентованные двигатели и перспективы, однако на этом их история успеха заканчивается.

Частная американская космическая компания RocketLab — один из примеров такого успеха. В январе 2018 года она запустила свою первую ракету Electron из Новой Зеландии. С тех пор компания выводила спутники на орбиту для таких клиентов, как Spire Global, Fleet Space Technologies, NASA и даже Министерства обороны США.

Другие компании находятся в глубокой фазе разработки, но Гилмор предполагает, что они, возможно, начали процесс проектирования слишком рано, создавая ракеты, которые в итоге окажутся слишком маленькими и, следовательно, менее рентабельными.

«Наши размеры чуть больше, поэтому мы можем вывести спутники OneWeb, SpaceX (Starlink) и TeleSat, да и любые другие транспортные средства, которые сейчас собираются и конструируются, на низкую околоземную орбиту», говорит он.

Он надеется, что команда Gilbour, в которой больше 30 дизайнеров и инженеров, даст компании конкурентное преимущество на быстро развивающемся рынке. Без поддержки национального космического агентства Австралия была бы в некоем космическом темном веке. Гилмору было бы трудно реализовать свои идеи, не говоря уже о ракетах, из-за недостатка финансирования и дефицита местных талантов.

С появлением Австралийского космического агентства ситуация немного изменилась, но дело в том, что сейчас у Австралии нет даже места запуска.

Одна цель

Когда Нил Армстронг ступил на Луну в июле 1969 года, именно австралийский радиотелескоп передал первые снимки по всему земному шару. Вы могли бы подумать, что Австралия была на передовой космической гонки, но на деле страна запоздало осознала огромные экономические возможности, которые представляет космос. Ее первое космическое агентство было создано в 1987 году и расформировано девять лет спустя.

К счастью для таких компаний, как Gilmour, австралийское правительство финансировано создание нового космического агентства в июле 2018 года. Его создание вызвало большой интерес как у основных средств массовой информации, так и у общественности, и космос стал критическим фактором для здоровой экономики буквально в одночасье.

«Австралийское космическое агентство захватило воображение всех австралийцев», говорит Карен Эндрюс, министр промышленности, науки и техники Австралии. «Мы уже видим, как промышленность по всей стране продвигается к созданию возможности запуска [ракет]».

И все же без стартовой площадки первый запуск One Vision произойдет на станции для крупного рогатого скота. Команде нужно будет вывезти ракету и специально спроектированную платформу на запад за 20 часов, на грузовике, в австралийскую глубинку.

Запуск ракеты Gilmour подчиняется строгим правилам, установленным Управлением по безопасности гражданской авиации, что делает миссию Гилмора двоякой: ему нужно преодолеть ряд административных и страховых препятствий, и ему нужно прицелиться и запустить ракету в небо.

Если все пойдет по плану, One Vision взлетит примерно на 40 километров над Землей, что в четыре раза выше, чем летают коммерческие авиалайнеры, проверит возможности ракетного двигателя и соберет ценные данные. За несколько дней до запуска небольшая команда Гилмора, состоящая из 15 инженеров, будет обеспечена работой под завязку.

«Перед испытаниями всегда нервничаешь», говорит Гилмор.

One Vision

Переполненная фабрика Гилмора изначально не выглядит как место, пригодное для создания ракеты.

В одном углу, за ящиками и стеллажами, находится темная комната с надписью «ЛЕНИЕ МИССИЕЙ», часть букв стерта. Стальные транспортные контейнеры превратились в офисы, а над головой нагромождены модели космических кораблей и капсул NASA, которые когда-то использовались Гилмором в составе академии подготовки астронавтов компании.

«Они дали нам много технологий, которые мы в конечном итоге могли бы использовать в космических кораблях», говорит Гилмор.

Теперь симуляторы модели лежат без дела. Оставив работу в качестве главы отдела корпоративных продаж в Citibank в 2015 году, Гилмор вместе со своим братом Джеймсом и женой Мишель перенесли акцент компании с симуляторов на космические корабли. Уйдя с прибыльной работы, чтобы заняться ракетостроением, Адам собрал как можно больше информации о создании ракет. У него не было формальной квалификации в аэрокосмической технике. Вместо этого, во время дальних рейсов, он читал технические документы NASA и изучал технологии ракетных двигателей.

Это предпринимательское мышление вело Гилмора с самого первого дня. Его «фабрика» — не что иное, как белый гараж в конце тихого тупичка. На его производственном комплексе полно старых стульев. И все же где-то среди этого всего есть сердце компании: 3D-принтер, который обеспечивает создание запатентованного ракетного топлива компании.

«Мы проделали большую работу по разработке топлива», объясняет Гилмор, не вдаваясь в подробности. Мы использовали такие методы, как 3D-печать, для некоторых частей работы, и разработали наше собственное топливо, которое действительно хорошо работает».

Это топливо — тщательно охраняемый секрет. И когда кто-то видит 3D-принтер в действии, у него отнимают средство записи. Из того, что известно, ракетный двигатель Гилмора представляет гибридную технологию, использующую твердое топливо и жидкий окислитель. Когда жидкость и твердое вещество смешиваются, создается тяга, необходимая для отрыва.

«Мы пять раз испытывали ракетный двигатель на земле, и эффективность сгорания была великолепной, а стабильность — отличной», объясняет Гилмор.

One Vision оснащен только одним из гибридных ракетных двигателей Gilmour, который может генерировать до 80 килоньютонов тяги при запуске. Для сравнения, один двигатель Merlin, используемый в ракетах Falcon 9 от SpaceX, генерирует примерно в 10 раз больше тяги при 845 кН.

«В аэрокосмической отрасли хорошей идеей будет не только провести наземные испытания, но и посадить его в реальную ракету и посмотреть, как она будет вести себя в полете».

Запуск One Vision

Путешествие из штаб-квартиры Gilmour к месту запуска — уже миссия сама по себе — и она уже несколько откладывалась. Первый полет One Vision уже отложили на два месяца.

Для того, чтобы оторвать One Vision от земли, всей команде Гилмора нужно 20 часов проехать по суше. Ракета загружается прямо на мобильную пусковую установку и летит на 1600 километров на запад через пустыню в Австралии. В это время года температура составляет примерно 28 градусов Цельсия.

«Илон Маск любит говорить, что у него есть 50-процентный шанс на успех», улыбается Гилмор. «Я думаю, что у нас шанс повыше, но вы знаете, что всегда есть небольшой шанс провала».

Понравилась история? Следите за другими новостями в нашем канале в Телеграме.

 

Новый комментарий

Для отправки комментария вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.