Внеземной разум: насколько возможно появление технологической цивилизации во Вселенной?

Илья Хель 11

Есть ли вероятность того, что интеллект человеческого уровня и технологическая цивилизация получат развитие на других мирах? Если да, то какие виды сенсорных и когнитивных систем могут быть у инопланетян? Такой была тема семинара «Интеллект SETI: Когниции и коммуникации внеземного разума», проведенного в Пуэрто-Рико 18 мая 2016 года. Конференция была собрана недавно созданной METI International, организацией, которая пытается связаться с внеземным разумом, передать ему сообщение. Одна из центральных задач организации — создать междисциплинарное сообщество ученых, занимающихся вопросами проектирования межзвездных сообщений, которые смогут быть поняты неземным разумом.

Ученые считают, что инопланетяне могут думать, как мы

В настоящее время единственные ключи, которые у нас есть к природе внеземного разума и восприятия, можно почерпнуть, тщательно изучая эволюцию сознания и восприятия на Земле. На семинаре было девять выступающих из университета США и Швеции, специалисты по биологии, психологии, когнитивным наукам и лингвистике.

Часть первая: есть ли другие цивилизации?

Даг Вакоч, психолог, учредитель и президент METI International, отмечает, что астрономы и физики по большей части озабочены технологиями, необходимыми для обнаружения инопланетного разума. Но поиск и успешное общение с инопланетянами требуют также внимания к эволюции и возможной природе инопланетного разума. «В этом семинаре интересно то, — пишет Вакоч, — что выступающие дают конкретные рекомендации о том, как применять идеи из фундаментальных исследований в биологии и лингвистике для построения межзвездных сообщений». Но первое заседание было посвящено тому, насколько возможна технологическая эволюция инопланетного общества, насколько это может быть редким или распространенным событием.

Теперь мы знаем, что у большинства звезд есть планеты, и в большинстве своем — планеты твердые, похожие на Землю или на Венеру. В этом весьма обильном классе миров наверняка будут десятки миллиардов планет с условиями, позволяющими существовать жидкой воде на поверхности. Мы пока не знаем, насколько вероятно появление жизни на таких мирах. Но предполагаем, как и многие ученые, что простая жизнь во Вселенной действительно есть. Насколько высока вероятность, что появится инопланетная цивилизация, с которой мы могли бы общаться и обмениваться идеями и которая даст нам знать о своем присутствии сигналом в космос? Вот этот вопрос стал центральным для конференции.

Можно ли найти инопланетную цивилизацию?

Возможно, на сегодняшний день мы – единственная развитая цивилизация во Вселенной

Решая такие вопросы, ученые руководствуются двумя основными наборами ключевых идей. Первый вытекает из изучения гигантского разнообразия поведений, нервных и сенсорных систем животных видов, которые населяют Землю; это называют когнитивной экологией. Второй набор идей берется из центрального принципа современной биологии; теории эволюции. Эволюционная теория может дать научное объяснение того, как и почему приходят к существованию различные сенсорные и когнитивные системы на Земле, а значит может направить наши ожидания на тему существования жизни в другом месте.

Основы электрохимической сигнализации, которая делает возможной животные нервные системы, имеет глубокие эволюционные корни. Даже у растений и бактерий есть электрохимическая сигнальная система, похожая на ту, что представлена в наших мозгах. Доктор Анна Дорнхаус, профессор Аризонского университета, изучает, как социальные насекомые коллективно принимают решения. Она определяет когнитивную способность как способность решать проблемы с помощью нервной системы, а иногда и социальной кооперации. Животное считается более «разумным», если его способности решать проблемы являются в большей степени обобщенными. С этой точки зрения интеллект у животных широко распространен. Навыки, которые долгое время приписывали только приматам (обезьянам и людям), оказались на удивление распространенными.

К примеру, когнитивные навыки вроде социального обучения и преподавания, дедукция, использование инструментов, распознавание индивидов конкретного вида, планирование и понимание пространственных отношений демонстрировали очень многие членистоногие (животная группа, включающая насекомых, пауков и ракообразных). Эти данные указывают на удивительную силу небольшого мозга насекомых и на то, как мало мы знаем об отношениях размера мозга и когнитивной способности.

Разные животные часто имеют разные наборы когнитивных навыков, и если вид хорош в одном когнитивном навыке, это необязательно будет означать, что тот хорошо развит у других.

Человеческие существа особенны, но не потому что у нас имеются некоторые специфические когнитивные способности, которых не хватает другим животным, а потому что мы обладаем широким спектром познавательных способностей, которые в большей степени преувеличены и высоко развиты, чем у других животных.

История развития Земли

Хотя Земля как планета существовала 4,6 миллиарда лет, сложные животные с твердыми частями тела появились в палеонтологической летописи всего 600 миллионов лет назад, а сложная жизнь получила развитие лишь 400 миллионов лет назад. Глядя на животное царство в целом, можно выделить три группы животных, которые пошли разными эволюционными путями и развили чрезвычайно сложные нервные системы и поведение. Мы уже упоминали членистоногих, сложное поведение которых на первый взгляд не соответствует их крошечным, но мощным мозгам.

Моллюски, группа животных, включающих слизней и всевозможных моллюсков, также создали группу мозговитых животных: головоногих моллюсков. Головоногие включают осьминогов, кальмаров и каракатиц. Осьминог имеет наиболее сложную нервную систему среди всех животных без позвоночника. Будучи продуктом совершенно другого эволюционного пути, изощренный мозг осьминога совершенно не похож ни на какой другой мозг, присущий животным с костями.

Третья группа — это позвоночные; животные с хребтами. Среди них рыбы, амфибии, рептилии, птицы и млекопитающие, включая людей. Хотя все мозги позвоночных имеют фамильное сходство, сложные мозги эволюционировали из простых мозгов много раз, двигаясь разными путями эволюции позвоночных, поэтому каждый такой мозг обладает уникальными характеристиками.

Например, птицы обладают сложной передней частью мозга, а вместе с ней и гибкой и творческой способностью делать и использовать инструменты, разбивать объекты на классы и категории и даже рудиментарным пониманием чисел. Млекопитающие пошли по другому пути и получили совершенно другую организацию передней части головного мозга. Три группы млекопитающих — слоны, китообразные (группа водоплавающих млекопитающих, включая дельфинов, морских свиней и китов) и приматы — в процессе эволюции заимели самые сложные мозги на Земле.

Принимая по внимание свидетельство того, что разумные навыки решения проблем разного рода вырабатывались много раз и двигались совершенно разными эволюционными дорожками у самых разных групп животных, можно было бы подумать, что Дорнхаус считает, что когнитивные способности как у человека и цивилизации широко распространены во Вселенной. Но она так не считает. Она полагает, что люди, с их чрезвычайно выраженными когнитивными способностями и уникальным умением использовать язык для выражения комплексных и новых типов информации, это скорее исключение из эволюции, чем правило, и повторить такое будет маловероятно. Ее аргумент о том, что внеземные цивилизации вряд ли будут распространенными, повторяет аргумент выдающегося американского эволюционного биолога Эрнста Майра.

Ученые считают, что когнитивные способности человека и инопланетян могут быть одинаковыми

Сколько животных на Земле

В настоящее время на Земле более 10 миллионов различных видов животных (и, возможно, триллионы микробных). Только одному виду удалось развить человеческий уровень интеллекта. Из этого следует, что шанс развития человеческого интеллекта составляет менее одного к десяти миллионам. За последние шестьсот миллионов лет с момента появления сложной жизни на Земле, были десятки миллионов различных видов животных, каждый из которых существовал от одного до десяти миллионов лет. Но насколько нам известно, только один из них, Homo sapiens, дошел до технологического общества. Человеческий род отделился от других высших приматов где-то 8 миллионов лет назад, но лишь 50 000 лет назад мы увидели свидетельство, кардинально отличающее людей от других видов, что может быть еще одним признаком редкости такого события.

Последние динозавры планеты погибли в последний период мезозойской эры

Несмотря на кажущуюся невероятность линейного развития интеллекта человеческого уровня, на Земле это действительно произошло, вопреки широкому спектру эволюционных родословных. О чем это нам говорит? В настоящее время Земля — единственная обитаемая планета, о которой мы хоть что-то знаем. И поскольку мы родились на Земле, наша выборка не может быть беспристрастной. Мы не можем быть в полной мере уверены, что присутствие человеческой цивилизации на Земле означает развитие таких цивилизаций повсюду.

Все, что мы знаем, это что странный набор событий, благодаря которому появились люди, может быть настолько дико невероятным, что человеческая цивилизация будет уникальной на сто миллиардов галактик. Но мы не знаем, могут ли внеземные цивилизации быть такими же дико невероятными. Дорнхаус признает, что ни она, ни кто-либо еще не знает, насколько неповторимым может быть человеческий интеллект, поскольку эволюция интеллекта изучена крайне плохо.

Большинство эволюционистов, идущих по стопам Майра и других, считает, что человеческая цивилизация была не неизбежным продуктом долгосрочной эволюционной тенденции, а скорее странным набором последовательных событий, которые привели к ряду неповторимых эволюционных поворотов. Что это были за события и насколько они неповторимы? Мы пока не знаем.

Часть вторая: привлекают ли инопланетян большие мозги?

Животные развивают познавательные способности, которые необходимы им для удовлетворения собственных потребностей в их конкретной среде и образе жизни. Сложные мозги и познание много раз развивались на Земле, разными эволюционными стезями. Но за миллионы эволюционных родословных, которые бывали на Земле за 600 миллионов лет с момента появления сложной жизни, только одна, наша человеческая линия, обзавелась определенными способностями, присущими технологической цивилизации. Это говорит о том, что технологическая цивилизация не является неизбежным продуктом долгосрочной эволюционной тенденции, а скорее неожиданным и исключительным продуктом обстоятельств, сложившихся определенным образом. Что это за обстоятельства? Насколько исключительны и невероятны они должны быть?

Если вам интересны новости науки и технологий, подпишитесь на нас в Google Новостях и Яндекс.Дзен, чтобы не пропускать новые материалы!

Как появился человек

Эволюция Homo Sapiens продолжается и сегодня

Ведущий семинара Джеффри Миллер — профессор психологии в Университете штата Нью-Мексико. Миллер считает, что у него есть ответ на вопрос о том, какими должны быть особые обстоятельства, которые привели к появлению человека. Наши давние предки заселяли африканские саванны. Как и другим млекопитающие, которые не нужны были гигантские мозги для выживания. Эволюционные силы, что привели к увеличению мозга, считает Миллер, не могут быть связаны с необходимостью выживать. Напротив, именно интеллект прокладывал путь для эволюции. Но Миллер не креационист и не верит в инопланетный монолит из фильма «Космическая одиссея 2001 года». Путеводный интеллект Миллера — это интеллект, который использовали наши предки, когда выбирали себе партнеров.

Теория Миллера возвращает нас к идеям основателя современной эволюционной теории, британского натуралиста 19 века Чарльза Дарвина. Дарвин предполагал, что в основе эволюции лежит процесс естественного отбора. Животное потомство отличается одно от другого и рождается в слишком большом количестве, чтобы все могли выжить. Некоторые умирают от голода, других поедают хищники, третьи подвергаются прочим испытаниям дикой природы. Выживают немногие, которые оставляют потомство, а значит и передают черты, которые позволили им выжить. Спустя поколения, черты, которые позволяли им выживать, становились все более распространенными и полезными, а другие черты уходили на задний план.

Но сам Дарвин был озабочен серьезной проблемой в его теории. Он знал, что у многих животных имеются выдающиеся черты, которые, кажется, никак не влияют на их способность выживания, скорее даже мешают ей. Яркие цвета многих насекомых, окраска оперения, песни птиц, огромные рога лося — все это характерные и дорогостоящие черты, которые не укладываются в его теорию естественного отбора. Павлины со своими пестрыми хвостами были в английских садах повсюду и постоянно мучили Дарвина своим видом.

Теория Дарвина

В конце концов, Дарвин нашел решение. Чтобы произвести потомство, животное должно не просто выжить, а еще и найти партнера для спаривания. Все отличительные черты, которые волновали Дарвина, можно было бы объяснить тем, что они делали их носителя привлекательнее и сексуальнее для потенциальных партнеров, чем другие конкуренты этого вида. Если павам нравится красивое оперение, то с каждым поколением они будут выбирать партнеров среди самцов с самыми красивыми хвостами и отвергать прочих. Благодаря конкуренции, павлиньи хвосты будут становиться все более сложными с каждым поколением. Дарвин назвал свою новую теорию половым отбором.

Английский натуралист Чарлз Дарвин

Многие последующие эволюционные теории преуменьшали значение полового отбора и смешивали его с естественным отбором как способ повысить качество последнего, поспособствовать выживанию и репродуктивному успеху. Тем не менее недавно эволюционные биологи начали рассматривать половой отбор в гораздо более выгодном свете. Джеффри Миллер предположил, что человеческий мозг эволюционировал, благодаря половому отбору. Он считает, что люди сапиосексуальны: их привлекает интеллект и продукты его работы. Предпочтение в выборе более умных партнеров приводит к появлению более развитого интеллекта, который, в свою очередь, позволил нашим предкам стать еще более разборчивыми в выборе партнеров поумнее. Замкнутый цикл и, как следствие, взрыв интеллекта.

Поэтому у нас есть язык, музыка, танцы, юмор, искусство, литература, даже нравственность и этика — все это существует, поскольку тех, кто был хорош в этих областях, признавали более сексуальными, надежными и заслуживающими доверия, и они были более успешны в обеспечении безопасности для своих партнеров, чем другие. Человеческий мозг — как хвост павлина. Он нужен для ухаживания за партнерами, а не для выживания. Но у протолюдей есть важные отличия от павлинов. Самцы и самки имели большие мозги и право выбора. Протолюди, в отличие от павлинов, образовывали моногамные пары. У теории Миллера есть сложности, которые нам не хватит места изучить. Чтобы показать, что его теория работает, Миллеру потребовалась компьютерная модель.

Эволюция проточеловеческого интеллекта сквозь географию и время. Homo egaster жил в раннем плейстоцене между 1,9 и 1,4 миллиона лет назад и обладал мозгом в половину размера современного Homo sapiens. Он изобрел продвинутые каменные орудия труда и укротил огонь. Также был близким родственником Homo erectus. Homo antecessor жил 1,2 миллиона — 800 000 лет назад и вышел из Африки в Европу. Наш вид Homo sapiens появился в Африке 200 000 лет назад и распространился по всему миру. Homo neanderthalensis имел мозг больше, чем у современного человека, а большие глазницы указывают на более острое зрение. Они исчезли около 30 000 лет назад, вымерли в процессе конкуренции с Homo sapiens и похолодания климата.

Если Миллер прав, насколько возможно возникновение технологической цивилизации и насколько вероятно, что мы найдем их повсюду в галактике? Миллер полагает, что если сложная жизнь существует на других планетах или лунах, она, вероятнее всего, будет воспроизводиться через секс, как это делает все живое (и сложное) на Земле. Для сложных организмов, которые зависят от большого и сложного тела с генетической информацией, большинство мутаций будут нейтральными или вредными. В процессе полового воспроизводства половины генов у поколения берется у каждого из родителей. Без этого смешения генов других индивидов, бесполые, асексуальные родословные будут вырождаться и вымирать из-за накопления вредных мутаций. Если только воспроизводящиеся половым путем создания не будут выбирать себе партнеров случайно, половой отбор будет неизбежен. Таким образом, условия для безудержного полового отбора, который приведет к появлению мозгов, языка и технологий, по всей видимости существуют на других планетах со сложной жизнью.

Проблемы поиска цивилизаций

Еще одна сложность в поисках инопланетян заключается в том, что все наши предположения о развитии жизни основаны на одном-единственном примере – жизни на Земле

Одна из проблем, на которую указала Анна Дорнхаус, заключается в том, что в половом отборе черты, которые приобретают в значимости, по существу произвольны. Есть много видов птиц со сложным оперением, но ни одно из них в точности не повторяет павлинье. Есть много видов, у которых когнитивные черты имеют важное значение для успешного спаривания, например, пение соловьев, умения гиббонов или китов. Самцы птиц-шалашников строят сложные структуры, беседки, из найденных предметов — палок, листьев, камней, раковин — чтобы привлечь самку. Шимпанзе вовлечены в сложную борьбу за власть, используя на пути к ней договоры, лесть и драки.

Несмотря на селективный успех ума и познавательных способностей у многих видов, конкретно наш человеческий интеллект, с языком и технологиями, появился на Земли лишь однажды, а значит может быть редким во Вселенной. Если бы наши предки нашли привлекательными большие носы, а не большие мозги, то сегодня у нас были бы огромные шнобели, а не радиотелескопы, способные дотянуться до других миров.

Миллер более оптимистичен. «Это редкий случай», пишет он, имея в виду, что предпочтения партнеров редко становятся «сапиосексуальными», сосредоточенными в большей мере на заметных проявлениях общего интеллекта. «С другой стороны, я считаю вполне вероятным, что в любой биосфере половой отбор в конечном счете приведет партнеров к сапиосексуальным предпочтениям, и тогда вы получите интеллект и язык человеческого уровня. Правда, произойти это может лишь раз из ста миллионов видов. Подозреваю, что в любой биосфере с половым воспроизводством комплексных организмов и обилием видов, вы вполне вероятно получите хотя бы один род, который окажется в сапиосексуальной нише, за миллиард лет».

В настоящее время планета или луна считается потенциально пригодной для жизни, если вращается вокруг своей звезды в пределах определенного расстояния, на котором возможно существование жидкой воды на поверхности. Этот диапазон расстояний называется потенциально обитаемой зоной, зоной Златовласки.

Ученые полагают, что общая продолжительность обитаемости Земли составляет от 6,3 до 7,8 миллиарда лет и что наш мир может оставаться пригодным для жизни в течение еще 1,75 миллиарда лет. Так как сложная жизнь уже существует на Земле 600 миллионов лет, это время кажется вполне достаточным, чтобы сложная жизнь на похожей планете оказалась в сапиосексуальной нише Миллера. Звезды с массой меньше солнечной стабильны в течение более длительного времени, так что некоторые миры могут поддерживать воду в жидком состоянии сотни миллиардов лет. Если подсчеты Миллера верны, во Вселенной достаточно много миров и прошло достаточно времени, чтобы в нашей галактике появилась сапиосексуальная инопланетная цивилизация.

Основное послание семинара METI Insitute заключается в том, что животные обзаводятся интеллектом, который нужен им для выживания и воспроизводства в условиях, в которых они оказались. Интеллект человеческого уровня, с языком и технологиями, это скорее исключение из правил и маловероятное событие. Но мы не знаем, насколько маловероятное. Учитывая огромные временные рамки и число потенциально доступных миров для броска эволюционных костей, инопланетные цивилизации могут быть достаточно распространенными. Мы просто не знаем. Изучение эволюции жизни и интеллекта на Земле могло бы помочь нам улучшить оценки.

Если внеземные цивилизации действительно существуют, что земная жизнь могла бы рассказать нам об их разуме и органах чувств? Какими они могут быть? Ориентируются ли они в пространстве на свету, как мы, или полагаются на другие чувства?

Часть третья: сад осьминогов и «Страна слепых»

В нашей галактике могут быть десятки миллиардов потенциально обитаемых планет, условия на которых позволяют существовать жидкой воде. Могут быть и обитаемые луны. На некоторых из них могла появиться жизнь. Среди этой жизни вполне могли появиться и сложные, многоклеточные, размножающиеся половым путем формы. За время своего периода пригодности для жизни, мир со сложной жизнью мог бы произвести сотни миллионов эволюционных родословных. Одна или несколько из них могли бы оказаться в условиях, которые запустили бы безудержный рост интеллекта. И вот эти избранные несколько форм, если они существуют, могли бы построить технологические цивилизации, способные сигнализировать о своем существовании всей галактике или же обнаружить и расшифровать сообщения, которые мы отправляем точно так же. Каким мог бы быть такой внеземной разум? Какого рода органы чувств он использовал бы? Как мы могли бы с ним связаться?

К сожалению, о поисках разумной жизни в пределах Солнечной системы речи не идет

Как связаться с другими планетами

Многие из животных, которые знакомы нам из повседневной жизни — кошки, собаки, птицы, рыбы и лягушки — являются позвоночными, животными с позвонками. Все они произошли от общего предка и имеют нервную систему, организованную в соответствии с одним базовым планом.

Моллюски — еще одна основная группа животных, которые эволюционировали отдельно от позвоночных животных в течение более 600 миллионов лет. Хотя большинство моллюсков, вроде слизней, улиток и ракообразных, имеют довольно простые нервные системы, одна группа — головоногие — развилась куда более изощренной.

Головоногие включают осьминогов, кальмаров и каракатиц. Они демонстрируют когнитивные и перцептивные способности, которые могут посоперничать с возможностями позвоночных. Поскольку у их нервной системы была отличная от позвоночных история эволюции, она и организована не так, как у нас. И это может указать нам на то, какие различия и сходства с нами мы могли бы ожидать, когда столкнемся с инопланетянами.

Дэвид Гир, адъюнкт-профессор психологии в Вашингтонском университете, и ученый Доминик Сивитилли рассказали о головоногих на семинаре в Пуэрто-Рико. Хотя у этих животных имеется сложный мозг, их нервные системы куда более децентрализованы, чем у обычных животных. У осьминога сенсорика и движения контролируются локально в щупальцах, которые вместе содержат столько же нервных клеток, или нейронов, сколько и мозг.

Восемь щупальцев этого животного чрезвычайно чувствительны. На каждом сотни присосок, на каждой присоске — тысячи чувствительных рецепторов. Для сравнения: палец человека содержит всего 241 чувствительный рецептор на квадратный сантиметр. Многие из этих рецепторов чувствуют химические вещества, подобно тому как мы ощущаем вкус и запах. Большая часть этой сенсорной информации обрабатывается непосредственно в щупальцах. Когда щупальце оторвано от тела осьминога, оно продолжает жить собственной жизнью и даже уворачивается от опасностей. Мозг осьминога просто координирует поведение его щупальцев.

У головоногих острое зрение. Хотя их глаза развивались отдельным путем от глаз позвоночных, они жутко похожи. Также осьминоги обладают уникальной способностью изменять рисунок и цвет кожи, используя пигментные клетки, которые находятся под непосредственным контролем их нервной системы. Это обеспечивает их самой сложной системой маскировки среди всех животных на Земле, которая также используется для социальной сигнализации.

Несмотря на сложные когнитивные способности, которые осьминоги демонстрируют в лаборатории, они по большей части одиночки.

Группы головоногих обмениваются полезной информацией, наблюдая друг за другом, но в остальном демонстрируют весьма ограниченную социальную кооперацию. Многие современные теории эволюции сложного интеллекта, подобно сапиосексуальной гипотезе Миллера, о которой мы говорили во второй части, предполагают, что социальная кооперация и конкуренция играют центральную роль в эволюции сложных мозгов. Поскольку головоногие развили куда более впечатляющие когнитивные способности, чем другие моллюски, их ограниченное социальное поведение вызывает удивление.

Возможно, ограниченное социальное поведение головоногих накладывает ограничения на их интеллект. Но Гир и Сивитилли предполагают, что «интеллект, способный на технологическое развитие, может существовать с минимальной социальной вовлеченностью», и способности головоногих обмениваться информацией в обществе может быть достаточно. Индивиды такого инопланетного коллектива могут не иметь никакого чувства себя или другого.

Коллективный разум

Разумный цивилизации, возможно заселяющие Млечный Путь, могут быть склонны к самоуничтожению. Прямо как мы с вами

Кроме Гира и Сивитиллии, Анна Дорнхаус, идеи которой мы также представляли в первой части этой трилогии, тоже думает, что инопланетные существа могли бы выступать вместе как коллективный разум. Социальные насекомые, в некоторых отношениях, так и делают. Но она сомневается, что такое общество могло бы заполучить технологический интеллект человеческого уровня без какой-нибудь миллеровской сапиосексуальности, которая вызовет безудержный взрыв интеллекта.

Но если не-сапиосексуальные инопланетные технологические цивилизации действительно существуют, мы могли столкнуться с тем, что их невозможно понять. С учетом этой возможной пропасти непонимания между нашими социальными структурами, Гир и Сивитилли предполагают, что самое большее, на что мы могли бы рассчитывать с точки зрения межзвездной коммуникации, это взаимовыгодный обмен понятной астрономической информацией.

На семинаре выступил Альфер Крахер, отставной ученый Лаборатории Эймса при Университете штата Айова, который предположил, что «гиганты мысли Млечного Пути, вероятно, являются машинами с искусственным интеллектом. Было бы интересно найти их, если они существуют, но что тогда?». Он считает, что если они освободились и отделились от своих создателей, «у них не будет ничего общего с органической формой жизни, человеческой или внеземной. Нет никаких шансов на взаимное понимание». Мы сможем понять инопланетян, считает Крахер, только если выяснится, что эволюция внеземных форм жизни имеет много общего с нашей собственной.

Питер Тодд, профессор психологии из Университета штата Индиана, питает надежду на то, что такое сближение действительно может иметь место. Земные животные должны решать самые разнообразные базовые проблемы, которые представлены физикой и биологией мира, который они населяют.

Они должны эффективно ориентироваться на местности в мире поверхностей, препятствий и объектов, искать еду и убежище, скрываться от хищников, паразитов, ядов. Внеземные организмы, появись они в земных условиях, столкнулись бы с таким же набором проблем. Они вполне могут прийти к похожим решениям, подобно тому как осьминоги обзавелись глазами, похожими на наши.

Эволюция человека

В ходе эволюции здесь, на Земле, отмечает Тодд, системы мозга первоначально развивались, чтобы решить эти основные физические и биологические проблемы, а после, по всей видимости, были повторно назначены для решения новых и более сложных проблем, и так конкретный вид обзавелся абстрактным мышлением и языком. К примеру, неприязнь плохой пищи, полезная для предотвращений заболеваний, могла лечь в основу сексуальной неприязни для избежания плохих партнеров, моральной неприязни для избежания плохих соклановцев и интеллектуальной неприязни для избежания сомнительных идей.

Если инопланетные мозги находили решения, подобные тем, что находили наши мозги в процессе освоения физического и биологического мира, они также могли бы пройти повторное назначение. Инопланетный разум может не так уж сильно отличаться от нашего, а значит есть надежда на достижение определенной степени взаимопонимания.

В начале 1970-х годов в рамках первых исследовательских миссий к Юпитеру и за его пределы были запущены космические аппараты «Пионер-10» и «Пионер-11». Когда их миссии завершились, два зонда стали первыми объектами, созданными людьми, которые избежали гравитационного притяжения Солнца и отправились в межзвездное пространство.

Поскольку эти аппараты однажды могут быть обнаружены инопланетянами, группа ученых во главе с Карлом Саганом разместила на аппарате послание, выполненное в форме металлической пластины. В послании были контуры мужчины и женщины. Позже «Вояджеры» 1 и 2 унесли послание, которое включало 116 цифровых изображений, закодированных в фонографической записи.

Мысль о том, что инопланетяне могут видеть и понимать, не лишена смысла, учитывая, что осьминоги заполучили глаза, так похожие на наши собственные. И это не все. Эволюционные биологи Луитфрид фон Сальвини-Плавен и Энрст Майр показали, что глаза самых разных форм отдельно появились сорок раз на Земле, а зрение является основным чувством для больших наземных животных. Но все же остаются животные без зрения, а первые наши предки среди млекопитающих были ночными жителями. Может быть и так, что инопланетянам недостает зрения и они не могут понимать послания, зашифрованные в изображениях.

В рассказе «Страна слепых» великий писатель-фантаст Герберт Уэллс представил изолированную горную деревню, жители которой были слепыми пятнадцать поколений, после того как болезнь уничтожила их зрение.

Потерявшийся альпинист находит деревню и решает, что со своей силой зрения легко может стать их королем. Но жители деревни хорошо приспособились к жизни, сотканной из касаний, звуков и запахов. Вместо того чтобы удивиться тому, что их гость обладает зрением, они находят это неприемлемым. И решают, что он сошел с ума. Когда же они решают удалить два странных шарика, растущих в передней части его головы, он сбегает.

Может ли существовать такая инопланетная страна слепых, обитатели которых живут без зрения? Выступившей на семинаре доктору Шери Уэллс-Йенсен, доценту кафедры лингвистики в Университете Боулинг Грин Стейт, не надо представлять страну слепых, поскольку она сама, в некотором смысле, в ней живет. Она слепа и считает, что существа без зрения могут достичь уровня технологического развития, которого будет достаточно для отправки межзвездных посланий. «Люди с проблемами зрения, — пишет она, — как правило, переоценивают количество и качество информации, поступающей с одним только зрением».

Возможно, мы никогда не найдем способа общаться с инопланетным разумом

Летучие мыши и дельфины ориентируются в своей темной среде с помощью природного сонара — эхолокации. Слепые люди также могут обучиться эхолокации, используя щелчки языком для отправки сигналов и анализа возвращающегося эха на слух. Некоторые делают это достаточно хорошо, чтобы ехать на мотоцикле с небольшой скоростью по незнакомой местности. Человек может выработать чувствительность, необходимую для чтения шрифта Брайля, за четыре месяца. Слепой морской биолог может различать виды раковин моллюсков на ощупь.

Уэллс-Йенсен говорит о гипотетической цивилизации, которую она сама называет «криккитсами»: им не хватает зрения, но они обладают сенсорными способностями, подобными человеческим. Могут ли такие существа построить технологическое общество? Опираясь на свои знания общества слепых и серию экспериментов, Уэллс-Йенсен пришла к выводу, что могут.

Поиск пищи не составит труда, поскольку слепые натуралисты могут определять многие виды растений на ощупь. Сельское хозяйство будет работать: современные слепые садоводы помечают культуры разными подставками, грудами камней и собирают тоже на ощупь. Трость для исследования пути перед собой и эхолокация позволяют слепым безопасно перемещаться пешком. Специальный компас также упрощает навигацию. Криккитсы могли бы использовать сети, а не стрелы для поимки животных и создавать орудия на ощупь.

Математика имеет важное значение для построения технологического общества. Для большинства людей, с нашей-то ограниченной памятью, карандаш и бумага или доска необходимы для математических расчетов. Криккитсам потребуется найти другие вспомогательные средства, тактильные символы на глиняных табличках, устройств типа абака или модели, сшитые из шкур или тканей.

Успешные слепые математики обладают выдающейся памятью и могут производить сложные вычисления в уме. Один из величайших математиков в истории, Леонард Эйлер, был слепым в течение 17 последних лет своей жизни, но продолжал работать.

Препятствия, стоящие на пути развития слепого технологического общества, не могут быть непреодолимы. Слепые люди могут поддерживать огонь и даже работать с расплавленным стеклом. Огонь криккитсы могут использовать для приготовления пищи, обогрева, для обжига глиняных сосудов и плавки металлических руд. Когда-то единственным, что знали астрономы, было то, что солнце — источник тепла. Эксперименты с магнитной стрелкой и металлами приведут к обнаружению электричества.

В конце концов, криккитсы могут попытаться воспроизвести свой сонар с помощью радиоволн и изобрести радар. Если их планета имеет спутник или спутники, радиолокационные отражения от них могут обеспечить их первыми знаниями о других объектах в космосе. Радар также даст им понять, что планета круглая.

Криккитсы могут научиться обнаруживать другие формы излучения, вроде рентгеновских лучей и «света». Обнаружение этой второй загадочной формы излучения может привести к обнаружению звезд и привить интерес к межзвездной коммуникации.

Какого рода сообщения они могли бы отправить или понять? Уэллс-Йенсен думает, что контурные рисунки вроде изображения мужчины и женщины на пластине «Пионера» и прочие наглядные представления будут для них непроницаемой тайной. С другой стороны, криккитсы могли бы воспринимать много данных через звук, а их аналоги диаграмм и графиков будут нам также непонятны.

Изображения могут быть для криккитсов загадкой, но и они в конечном итоге откроются. Летучие мыши рисуют свой мир с помощью эхолокации. Криккитсы могут развить подобные способности, хотя Уэллс-Йенсен считает, что это никак не повлияет на возможность создания орудий труда или обращение с предметами.

Возможно, люди и криккитсы могли бы найти общий язык, передав инструкции для печати трехмерных объектов, которые можно было бы изучить тактильно. Уэллс-Йенсен считает, что они также могли бы понять математические или логические языки, предложенные для межзвездной коммуникации.

Разнообразие познания и восприятия, которое мы наблюдаем на Земле, говорит нам, что если внеземной разум существует, он, вероятно, будет куда более чуждым, чем прогнозирует большая часть популярной научной фантастики. При попытке связаться с инопланетянами, пропасть нашего непонимания может протянуться через всю пропасть межзвездного пространства. Но нам придется преодолеть эту пропасть, если мы хотим стать гражданами галактики.

Новый комментарий

Для отправки комментария вы должны или