Шесть признаков того, что мы вошли в новую геологическую эпоху

Илья Хель 24

Вы наверняка слышали об антропоцене, геологической эпохе человека и машины. Существует ли она? Находимся ли мы в ней прямо сейчас? В конце этого лета Международный союз геологических наук соберется и попытается ответить на эти весомые вопросы. Решить, вошли мы в новую главу геологической истории или нет, будет непросто. Обычно ученые смотря на смещение слоев пород, окаменелости и геохимические данные, чтобы поставить новую зарубку на геологической шкале. Но следы индустриального общества еще не утонули в осадочных толщах: они все еще вокруг нас. Мы создаем их прямо сейчас.

Человечество уже не на пороге новой эпохи, оно уже в ней

Перед вами шесть доказательств, которые предлагают ученые.

Что такое техноископаемые

Увы, но мусора на Земле становится все больше

В чем в чем, а в производстве мусора современное человечество преуспевает. От CD-ROM’ов до пенополистироловых стаканчиков, мы быстро заполняем наши свалки, наши океаны и даже ближайший космос мусором, который не разлагается. Эти «техноископаемые», вероятно, останутся на Земле на тысячи или миллионы лет, даже если люди не переживут это столетие.

Пока бельмо в виде большого тихоокеанского мусорного пятна красноречиво намекает на наши проблемы с мусором, ископаемые свидетельства будущего будут в форме свалок, как следует из недавней статьи в журнале Antropocene:

В геологических масштабах времени, пластмасса, захороненная на свалках, может быть «бомбой замедленного действия». Некоторые свалки, в низинах тектонически просадочных районов, просто уйдут глубоко, чтобы окаменеть, подобно палеонтологическим кухонным кучам. Там, где мусорные свалки будут размыты, они начнут выпускать свой мусор, в том числе пластик, в осадочный цикл.

Когда инопланетные археологи начнут раскапывать останки нашего общества в далеком будущем, они могут предположить, что пивные бутылки и пакеты из магазина, а не люди были доминирующей формой жизни на нашей планете.

Люди — это ископаемые?

Пластмассовый мир в сторону. Эпоха людей также будет отмечена серьезными изменениями в природных летописях. В конце концов, популяция людей экспоненциально росла с самого начала промышленной революции, и миллиард людей в 19 веке превратился в семь миллиардов людей сегодня. К концу столетия на Земле появится еще четыре миллиарда человек. И не только люди разделяют и властвуют: вместе с нами растут домашние животные, коровы, свиньи, овцы, кошки и собаки. С точки зрения геологии ископаемые летописи будут захвачены двуногими и четырехногими млекопитающими.

Люди постоянно отравляют планету

Пытаясь противостоять нашему космическому взлету, исчезают другие виды — в прошлом году ученые подтвердили, что мы находимся на пороге шестого массового вымирания. Между тем организмы, которые не собираются вымирать, плодятся и расселяются по планете новыми и необычными способами — подумайте о появлении тростниковых жаб в Австралии, дрейссен в озере Мичиган, кроликов везде и всюду. Глобальные путешествия, изменения климата и урбанизация привели к миграции по всей планете, некоторые виды идут на север с потеплением полюсов; другие передвигаются в города, чтобы занять новые ниши; третьи отправляются на самолетах или кораблях в дальние уголки Земли. Если бы ископаемая летопись была книгой, антропоценовая глава регулярно подвергалась бы набегам ножниц, клея и карандаша.

Углеродная порча

Ни для кого не секрет, что люди сжигают ископаемое топливо и высвобождают огромные количества углерода в воздух — примерно 10 миллиардов тонн в год, как показывают последние проверки. Диоксид углерода приводит к потеплению климата и меняет химию атмосферы. Приплюсуйте к этому всю закись азота, диоксид серы, хлорфторуглероды и другие промышленные загрязнители, которые мы не брезгуем накачивать в небеса.

Пройдут десятки тысяч лет, и вновь образованные слои льда на северном и южном полюсах станут ловушкой для нашей современной атмосферы, заточат пузырьки воздуха и предложат геохимикам будущего попробовать на вкус небо вчерашнего дня. Если, конечно, мы не сожжем все ископаемое топливо и не уничтожим улики.

Азотные удобрения

Сельское хозяйство меняло форму нашей планеты в течение последних десяти тысяч лет, но все предыдущие аграрные достижения меркнут в сравнении с технологическими достижениями середины 20 века. Одно из них, процесс Хабера, полностью перевернул способ питания, нашего и нашей планеты. Разработанный немецкими химиками Фрицем Хабером и Карлом Бошем, этот процесс использует высокое давление и нагрев, чтобы преобразовать атмосферный азот (инертный газ N2) в аммиачные удобрения; раньше на это были способны лишь «азот-фиксирующие» бактерии. Удобрения стали дешевыми и быстро производимыми, поэтому фермеры с удовольствием взяли их на вооружение. Урожайность пошла в рост.

Ради хорошего урожая фермеры сейчас готовы на многое

Наиболее очевидным следствием процесса Хабера — помимо удвоения человеческой популяции — является коварное воздействие азота на нашу биосферу. Насыщение удобрениями удвоило количество активно циклирующего азота в нашей биосфере и некоторые виды стали активно развиваться. Например, когда удобрения просачиваются в озера, реки и прибрежные воды, они питают обширно цветущие водоросли и выталкивают прочие формы жизни. Внезапный разгон азотного цикла на Земле оставит неизгладимый след в геохимии и экологии антропоцена.

Зачем нужны скважины

Один из самых странных способов, которым люди меняют планету прямо сейчас, никак не связан с антропоценом — он связан с геологическими эпохами, которые были прежде. Люди копают, бурят, разбивают и взрывают недра коры нашей планеты, накапливая тысячи метров осадков за сотни или миллионы лет. Ни один вид или природный процесс не делал ничего подобного прежде.

И это далеко не самая глубокая скважина

Эти следы могут быть самым перманентным, а значит и истинно геологическим шрамом, который оставляют люди. Единственный способ убрать эти отметины — вытащить их на поверхность и позволить эрозии сделать свое дело либо исчезнуть в процессе континентального столкновения или другой тектонической активности. Как бы то ни было, на это уйдут десятки или сотни миллионов лет.

Ядерное оружие

Ученые больше озадачены не тем, существует ли антропоцен, а когда точно он начался. Некоторые предлагают в качестве точки отсчета первый сдвиг в атмосферном CO2, вызванный людьми — когда европейцы мигрировали в Новый Свет и начали всех убивать. Огромные просеки земель сельскохозяйственного назначения вновь превратились в леса. Другие предлагают 1964 год.

Этот год стал важным для испытаний ядерного оружия — настолько важным, что привел к резкому всплеску радиоактивного углерода (углерода-14) в нашей атмосфере. Этот избыточный углерод-14 попал в пищевую цепочку и биосферу, от растений к животным, от людей к почве. Если вы жили на Земле в 60-70-е годы, внутри вас неизбежно будет след холодной войны. Возможно, он и стал вестником новой эпохи.

Несмотря на то, что все доказательства, кажется, указывают на новую геологическую эпоху, ученые все еще сомневаются, например, в том, начался антропоцен или нет. Что если самые значительные техногенные изменения еще впереди? Может быть, нам стоит оставить этот короткий и болезненный промежуток времени на нашей планете в геологическом одиночестве? Что, если мы еще многого не знаем, особенно в контексте? Эксперимент огромен: полигон — наша планета.

В любом случае нам известно, что такого века, как 21 век, наша планета еще не видела. Уже это делает век нынешний геологически примечательным.

Новый комментарий

Для отправки комментария вы должны или