Как меняется космическое право: можно ли стать владельцем астероида?

13.12.2015, Илья Хель 46

Угольные шахтеры добывают уголь; алмазодобытчики добывают алмазы; золотодобытчики добывают золото; космические горняки сделают шахтой космос — и будут добывать там все, от драгоценных металлов до соединений, которые можно пустить на ракетное топливо. Но, как и первые три вида «добычи ресурсов», небесный вид столкнется со множеством философских, финансовых и правовых осложнений.

Старая карта

24 ноября президент США Барак Обама подписал «Акт конкурентоспособности космического права США» в качестве закона. Среди прочего (вроде того, что теперь государство не будет доставать SpaceX), в нем говорится, что любой гражданин США, который отщипнет от астероида, будет владельцем этого щипка.

Этот закон также распространяется на другие небесные тела, благословенные «ресурсами» вроде Луны, других планет и малых небесных тел, ведь «ресурсы» — это весьма неопределенное слово. Гражданин США — или, что более вероятно, группа граждан, являющихся частью компании вроде Planetary Resources или Deep Space Industries, — может «обладать, владеть, транспортировать, использовать или продавать» эти ресурсы.

Лидеры двух компаний по добыче ресурсов на астероидах, которые надеются извлекать драгоценные металлы и воду из космических пород, взволнованы перспективами.

«Это единственное крупное признание прав собственности в истории, — говорит Эрик Андерсон, соучредитель и сопредседатель Planetary Resources (хотя некоторые с этим бы поспорили). — Этот закон устанавливает те же благоприятные условия, в которых появлялись исторически великие экономики, и будет способствовать устойчивому развитию космической сферы».

Рик Тамлинсон, председатель Deep Space Industries, говорит следующее: «В будущем человечество будет оглядываться на этот законопроект и вспоминать его как один из краеугольных камней, открывающих космос для людей. В потоке такого обилия плохих новостей, в перспективе истории это будет своего рода позитивное движение, которое изменит цивилизацию, и хотя пока никто этого не понимает, когда мы начнем раскрывать богатства Солнечной системы для жителей Земли, этот момент будет рассматриваться как поворотный».

Их радость не лишена смысла: без этого закона они не смогли бы делать деньги, если бы отважились отправиться к космическому камню добывать на нем титан. Они бы не владели этим металлом, поэтому не могли бы продавать. Теперь могут. И это ключ, которым может воспользоваться новое поколение космического бизнеса.

Обе компании прежде всего планируют использовать свои космические ресурсы для строительства большего количества космических штуковин, вроде жилищ для будущих астронавтов, массивов солнечных батарей и ракетного топлива. Они надеются создать солнечную систему, в которой они будут продавать ресурсы для создания (или уже готовы) внеземных отелей, орбитальных исследовательских станций и ракет глубокого космоса — прямо из космоса. Некоторые считают это рынком на триллион долларов.

Но материализуется ли этот рынок — и будет ли он законным, даже с этим актом — остается открытым вопросом. Рынок не может материализоваться, пока не появится технологическая возможность, но у этой возможности не будет прямого потока инвестиций без рынка.

Это часть того, почему новый акт так важен для компаний вроде Deep Space и Planetary Resources. До этого их способность владеть конкретными кусками космоса была нечеткой, и инвестор не мог быть уверен, что получит прибыль от продажи ресурсов. Теперь они хотя бы могут инвестировать на законных основаниях, если будут верить, что когда-нибудь этот рынок будет существовать.

Но хотя это первый шаг, это не конец пути.
Астероид
Международный договор о космосе, заключенный в 1967 году, запрещает любой стране иметь претензии на «суверенную территорию» в космосе. И когда президент подписал законопроект, он пояснил, что конкретный астероид не может быть вашим — лишь кусочек его может быть вашим кусочком, если вы отделите этот кусочек от большого камня и если этот кусочек будет считаться «ресурсом».

Другими словами, вы не можете владеть астероидом: это было бы незаконно в соответствии с новыми и старыми законами — но вы можете владеть его ценной частью, когда она не будет являться частью астероида. Это немного запутанно (и отчасти противоречиво). Кроме того, международное сообщество имеет полное право не считать этот закон честным: сейчас граждане США являются единственными людьми, имеющими право на владение этими ресурсами, в то время как предыдущее соглашение о космической собственности действует по всему миру.

Кроме того, непонятно, как будет работать экономика всего этого. И если добывающие компании будут продавать свои орбитальные колонии другим компаниям, нет никакой гарантии, что это богатство будет стекать вниз к не ведущим бизнес гражданам Земли.

В долгосрочной перспективе добыча полезных ископаемых и жизнь в космосе изменит жизнь на Земле (даже если и не сделает среднестатистического человека богаче), потому что наше общество разделится на тех, кто ходит по земле, и тех, кто плавает в вакууме.

И лучший способ к этому прийти, вероятнее всего, заключается в частной промышленности — или хотя бы промышленно-государственных объединениях — поскольку коммерческие организации работают быстрее, рискуют больше и не зависят от отчислений от федеральных агентств. Если они могут доказать, что делают деньги за счет одного, то сделают и другое.

Planetary Resources утверждает, что находится в десяти годах от реализации своих планов. И пока мы ждем от них строительства космического харвестера, США вполне могут сыграть ведущую роль в поощрении международной дискуссии и консенсуса. Космос никому не принадлежит — и не должен. Но, может быть, мы найдем способ разделить его на части для всех нас. В конце концов, космоса много, всем хватит.

Новый комментарий

Для отправки комментария вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.