Сможем ли мы возвращать мертвых к жизни?

Представьте: вы просыпаетесь на работу, завтракаете с супругой, затем прощаетесь. Это ваш обычный рабочий день. Есть в нем, однако, кое-что необычное: ваша возлюбленная мертва уже много лет. Вы завтракали не с супругой, а скорее с ее симуляцией. Ну и что? Эта симуляция живет в виртуальной среде, доступ к которой можно получить при помощи устройства по типу Oculus Rift. Цифровое похоронное агентство захватило и проанализировало кучу данных о вашей жене или муже, чтобы создать цифровое подобие. Его (или ее) голос, походка, особенности и манеры, переливы смеха — все в точности, практически идеально, соответствует оригинальным. Проводить время с вашим цифровым перерожденным супругом стало частью вашей повседневной рутины.

Сможем ли мы возвращать мертвых к жизни? Фото.

Смерть часто рассматривают как конец всех смыслов, окончание жизненного опыта. Возможно, так будет не всегда. Даже если мертвые больше не смогут взаимодействовать с нами, мы могли бы взаимодействовать с их имитацией. Именно смерть побуждает ученых работать над подобными проектами.

Двести лет назад люди не имели возможности взглянуть даже на фотографию своего дорогого ушедшего друга, а несколько десятилетий назад то же самое можно было сказать о видеозаписях. Тем не менее очень скоро моделирование позволит создавать точные копии тех, кто умер, чтобы мы могли продолжать взаимодействовать с ними так, будто они продолжают жить. Поскольку новые технологии объединяются, чтобы сделать моделирование мертвых частью нашей жизни, эта возможность перестает быть уделом строгой научной фантастики.

С помощью смартфонов, прогресса в области вычислений и массивных собраний онлайн-данных, можно получить достаточно точную картину поведения человека. Такого рода набор данных станет основой для создания симуляций умершего. У людей есть природная склонность приписывать объекту — и в особенности личности — человеческие черты, поэтому убедить человека в одушевленности модели будет проще простого. Вспомните Элизу, компьютерную программу из нескольких строк кода, созданную в 1960-х годах, которая могла убеждать людей в том, что те беседуют с психотерапевтом. С тех пор боты стали намного более хитроумными и изощренными.

Сразу же стоит оговорить, что симуляция никогда не будет такой же богатой на эмоции, как настоящая. Но и шахматная программа не будет играть в стиле чемпиона мира. Изначально ведь перед Deep Blue от IBM не ставили задачу вести элегантную игру, чтобы победить величайшего шахматного гроссмейстера — в дело были пущены сложные и прямолинейные алгоритмы.

Если наша гипотетическая симуляция сможет пройти тест Тьюринга, мы сможем «воссоздать» мертвого человека. Не думайте о приписывании интеллекта или сознания программному обеспечению. Если единственной его целью будет общение с живым человеком, метафизика личной идентичности не будет иметь никакого значения. Будет ли душа у этой системы? Сознание? Это неважно и отвлекает нас от попыток создать модель. Не обязательно заставлять покойника переживать жизнь — достаточно сделать так, чтобы с ним можно было разделить свои переживания.

Моделирование можно рассматривать как следующий шаг в эволюции тяжелой утраты. Люди пишут хвалебные слова, строят мемориалы, гробницы или просто ставят фотографию на тумбочку — в разных культурах разные виды траура и оплакивания, которые всегда будут трауром и оплакиванием. В случае с симуляцией живые не будут навсегда отрезаны от мертвых.

Сможем ли мы возвращать мертвых к жизни? Фото.

Также такое моделирование изменит наше отношение к жизни. Представьте, что вы не успели попрощаться со всеми навсегда (то есть умерли). Смерть друга будет встречена с тяжелой скорбью и глубокой грустью, но симуляция позволит сохранить частичку его рядом — или даже больше. Вы в любой момент сможете посмеяться с ней, вспомнить забавные моменты из жизни или же рассказать то, чего сказать никогда не решались.

В то же время мир, в котором вы свободно взаимодействуете с идеализированными моделями других людей, может пагубно сказаться на отношениях реального мира. Зачем взаимодействовать с вашим раздражительным дядей в реальной жизни, когда вы можете взаимодействовать с идеализированной и гораздо более забавной версией его в цифровом мире? В конце концов, ботов можно отключить, а назойливые черты — убрать. Зачем беспокоиться о живых, если мертвые обеспечат комфорт и индивидуальность, адаптированную под наши капризы?

Могут проявиться новые и неожиданные модели поведения. Возможно, симуляции позволят людям хранить обиды даже после смерти человека, продолжать оскорблять и обвинять бота, который находится на расстоянии вытянутой руки. В качестве альтернативы, можно было бы ускорить кончину другого человека с тем, чтобы после его смерти создать более приятную для себя версию. Правда, в таком случае это будет уже не человек, а симулякр.

Если мы не начнем обсуждение возможности создания симуляции уже сейчас, они будут навязаны нам тогда, когда мы еще не будем к ним готовы. Дорога будет кишеть моральными дилеммами и вопросами о состоянии человека. И вскоре линия, которая разделяет живых и мертвых, станет расплывчатой.

Новый комментарий

Для отправки комментария вы должны или