#чтиво | 5 историй от сотрудников NASA, которых вы не слышали

15 Декабря 2012 в 19:47, Илья Хель 583 просмотра 0

NASA

Прошло 50 лет с тех пор, как космический корабль Marine 2 прошел 36 миллионов миль до Венеры, чтобы бросить взгляд на крупный план другой планеты. Это стало своего рода краеугольным камнем. Во-первых, начались, собственно, межзвездные путешествия, во-вторых, США серьезно проигрывала Советскому Союзу в то время в этой сфере (чего не скажешь о сегодняшней ситуации).

Недавно NASA выпустило интерактивную карту, по которой вы сможете воссоздать важные вехи в истории освоения космоса, начиная с 1962 года и заканчивая посадкой Кьюриосити в этом году.

Что касается самых важных открытий, то все мы их, конечно, помним, но как насчет забавных историй от сотрудников крупнейшего на Земле космического агентства, которые они никогда не забудут? На сюжет для каких-нибудь «Людей в черном» потянет.

1. Мой первый контакт с другой планетой

Роб Мэннинг

Роб Мэннинг (Rob Manning), старший инженер лаборатории марсианской миссии

В 10-30 утра, 4 июля 1997 года, в Лаборатории реактивного движения в Пасадене, будучи главой команды по посадке и старшим инженером, я сел перед экраном компьютера и стал наблюдать за серией драматических событий, которые разворачивались за миллионы километров от Земли.

Марсианский Pathfinder с маленьким вездеходом Sojourner, благополучно спрятанном внутри аппарата, садился на Марс. Сидя в наушниках, мы с коллегами наблюдали за событием из Мадрида, глядя на аналоговые дисплеи, которые изображали сигналы с Марса, передаваемые массивными зеркальными антеннами.

«Смотрю во все глаза», — сообщил Сами Асмар (Sami Asmar), буквально секунду спустя после того, как мой дисплей показал, что спускаемый аппарат подпрыгнул на подушке безопасности. «Сигнал слабый», — сказал он. — «Сигнал едва виден!». Я повторил это в микрофон, и в это время миллионы людей слышали это. Я знал, что Pathfinder прошел все препятствия и установил тесный контакт с поверхностью другой планеты.

Рассказывают разные версии этой истории, но ничто не сравнится с первым разом, когда вы выходите на контакт с другим миром. В тот день я был там, на Марсе.

2. Мои первые кольца Урана

Линда Спилкер

Профессор Линда Спилкер (Linda Spilker), научный сотрудник проекта миссии зонда Кассини на Сатурне

Мой любимый момент из освоения космоса — это снимок первого «Вояджера», который прислал нам фото колец Урана под крутым углом. «Вояджер» пролетел мимо Урана, оставляя за собой узкие кольца планеты. Восхитительные были фотографии.

Девять узких колец неожиданно обнаружились в широких полосах пыли. Никто не ожидал увидеть столько пыли. Все, включая меня, вскочили и начали указывать на экран, обсуждая то, что мы увидели на изображении. С того момента я уже знала, что буду изучать планетарные кольца.

3. Как я решил, кем хочу стать, когда вырасту

Тодд Барбер

Тодд Дж. Барбер (Todd J. Barber), инженер реактивных двигателей, миссия Кассини и миссия на Марсе

Мое любимое воспоминание — это когда я увидел изображения Юпитера, Сатурна и их лун в журнале National Geographic в 1980 году. Я был в гостях у бабушки в Канзасе, и она показала мне журнал. После того, как я увидел снимки, я знал, чем буду заниматься до конца своих дней с удовольствием и работая в поте лица.

4. Первый снимок ядра кометы

Марк Рэймен

Марк Рэймен (Marc Rayman), директор миссии и старший инженер миссии «Рассвет» на гигантские астероиды Веста и Церера

Помню, когда впервые увидел снимки NASA крупным планом, где было изображено ядро кометы, сделанные Deep Space 1 в сентябре 2001 года. Я был на дежурстве, когда эта престарелая и израненная птичка прислала невероятные снимки после впечатляющей встречи с кометой Боррелли. Учитывая, что прошло всего 11 дней после трагедии 11 сентября, это было замечательное подтверждение силы человеческого духа, ищущего приключений и жаждущего знаний о космосе.

5. Открытие, которое сделало мою работу бесполезным

Клаудиа Александер

Клаудиа Александер (Claudia Alexander), научный сотрудник проекта «Розетта»

Был момент, когда я впервые получила данные о первой встречи юпитерианской луны Ганимед с исторической миссией Галилео. Я рассчитывала тепловую историю Ганимеда и по моим расчетам она была безнадежно мертва и полностью замерзла. И когда данные заполнили экран, появилась линия проходящего через ионосферу космического аппарата.

Я была так удивлена, что выпалила: «Я не могу поверить в это!». Мой босс указал на колючие линии на экране и сказал: «Видите, доказательства прямо у вас перед глазами, и не можете поверить в это?». Невероятным было то (и до сих пор необъяснимым), что ионосфера подразумевала наличие тонкой атмосферы у луны, взаимодействующей с ощутимым магнитным полем. Ганимед не замерзла. Магнитное поле рождается из-за активных процессов в расплавленном нутре объекта.

Через тридцать секунд я поняла, что моя предыдущая работа оказалась бесполезной. В хорошем смысле.

А вам есть, чем поделиться? Возможно, вы работали в тайном космическом агентстве и сделали несколько интересных (и фундаментальных) открытий в области глубокого космоса?

Источник: mashable.com

#чтиво | 5 историй от сотрудников NASA, которых вы не слышали
Метки: , .

Приложение
Hi-News.ru

Новости высоких технологий в приложении для iOS и Android.

Новый комментарий

Для отправки комментария вы должны авторизоваться или зарегистрироваться.